Jun. 16th, 2012

mysea: (подснежники)


Кирилло-Белозерский монастырь
mysea: (Коломбина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] petrovchik в Типично российское кино
Современное российское кино о войне, предвоенном и и послевоенном времени выпускается уже в таких объемах, что можно говорить о типичных явлениях.

Типичный сценарист подобных фильмов не обращается к историческим источникам и консультантам, предпочитая в качестве первоосновы брошюры типа "Новые похождения упыря Сталина", а также мемуары малоизвестных личностей под названием "Тайна, услышанная мной от маршала Рокоссовского во время совместного справления большой нужды в общественном туалете ЦПКиО в 1954 году".

Типичный режиссер с жаром начинает снимать любой продукт, предоставленный на этой первооснове сценаристом, от всех вопросов отбиваясь универсальным аргументом: "Нелегко признавать правду о своей стране".

Все действующие лица, как правило, дебилы. Главные персонажи, конечно, пытаются казаться не дебилами, но прописанные сценарием поступки выдают в них дебилов.

Сталин, разумеется, дебил. Страной во время войны он не руководит, будучи занят только одной мыслью: кого бы здесь еще расстрелять? Иногда ему это надоедает, и он посылает войска в атаку с черенками от лопат, чтобы их расстреляли немцы. Немцы истерят от того, что Сталин перекладывает на них свою работу, но ничего сделать не могут.

Все речи, все поведение типичного современного кино-Сталина свидетельствует о том, что в трубку он явно забивает не "Герцеговину Флор", а что-то совсем иное.

У современного кино-Сталина есть один четкий плюс - он единственный из кровавых упырей, кто в фильме не стремится кого-нибудь изнасиловать.

Весь типичный советский генералитет ужасно боится Сталина и писается в штаны. Затем генералитет бежит к подчиненным, и те тоже писаются. И так писаются от страха все, за исключением бойцов штрафбата, набранных в ГУЛАГе. Им тоже хочется, но писаться - не "по понятиям". Еще не писается Жуков, так как ему некогда - он губит солдат в бессмысленных атаках ради собственного тщеславия.

В типичном современном фильме все сидят ни за что. Буквально ни за что. Никакого внятного обоснования посадки того или иного персонажа не производится. В лучшем случае на экране появляется некая бумажка, на которой написано: "гражданин такой-то посажен надолго, потому что он - враг".

В ГУЛАГе сидят также и уголовники, но они, похоже, тоже сидят ни за что. Кого ни возьми, все оказываются патриотами, и в основе своей глубоко порядочными людьми. Как глубоко порядочные люди оказываются рецидивистами по уголовным статья, не разъясняется.

Все сотрудники НКВД в фильмах - упыри и насильники. Иногда попадаются невесть как забравшиеся в органы порядочные люди, но их тут же убивают упыри и насильники.

Сотрудники НКВД в фильмах не соблюдают никаких законов и творят полнейший беспредел, будучи уверенными в собственной безнаказанности - то есть, вылитая полиция России после последней реформы.

В современном российских фильмах все советские граждане сексуально озабочены. Все мужчины при погонах и должностях норовят кого-нибудь изнасиловать, в первую очередь Нонну Гришаеву. Все женщины находятся под потенциальной угрозой изнасилования, а если, вопреки всему, им удается его избежать, они тут же сами стремительно отдаются кому-нибудь. Даже умирающие на поле боя герои озабочены раскрытием темы сисек.

По ходу, не имеет сексуальных проблем в СССР только товарищ Сталин.

В этой всеобщей оргии зэков, сотрудников НКВД и всевозможных насилуемых женщин периодически пробегает, проплывает либо проезжает некий священник. Он качает головой, чего-то бурчит про Россию, которую мы потеряли, но всем все прощает и благословляет. Все крестятся и продолжают оргию.

Внезапно приходят немцы. Внезапно настолько, что сами немцы, похоже, не очень понимают где они и что здесь делают. Все немцы в современном кино - носители высокой европейской культуры и ценители музыки. Иногда они спрашивают у человека с пейсами: "А вы случайно не еврей?" Услышав отрицательный ответ, они радостно отпускают нееврея на все четыре стороны.

Немцы пытаются воевать с Красной Армией, но та все время убегает. Чтобы хоть как-то склонить красноармейцев к бою, немцы показывают им красивые паруса со свастикой и угощают шоколадками. Однако красноармейцы предпочитают грязными и безоружными убегать в тыл, в надежде кого-нибудь изнасиловать.

Воевать с немцами остаются главные герои в количестве 1-2 человек, которые за сутки-двое уничтожают пару немецких дивизий, отчего немцы звереют и начинают какать на головы с самолетов.

Довольные герои возвращаются к своим, где их уже ждут сотрудники НКВД и немедленно всех расстреливают.

В конце концов заградотряды ловят разбежавшихся по тылам солдат, собирают их в штрафбаты, дают им черенки от лопат и кровати и велят побеждать фашистов.

Офигевшие от происходящего фашисты пытаются было убить всех, кто с черенками, но потом плюют на это и подрываются на комариках и паучках. Все оставшиеся в живых молятся в тайне друг от друга.

Внезапно все оказываются под Берлином, в орденах и медалях. Немцы,обалдевшие от нового поворота событий, мечтают только об одном - чтобы их в фильме убили как можно раньше и при этом не изнасиловали. Последнее важно, потому что советские солдаты в Германии, поставив флаг на Рейхстаг, сразу отправляются насиловать местное население.

Наконец, мы побеждаем, после чего НКВД спешно расстреливает всех героев. Те,на кого патронов не хватило, дружно садятся в ГУЛАГ, где ломаются, теряют человеческий облик и мечтают отколоть кусок СССР, уплыть на нем за границу и всех там изнасиловать.

Иосиф Сталин в Кремле забивает очередную трубку и затягивается. Забористый дым сталинской трубки накрывает сценаристов и обещает новый типичный российский фильм.

December 2012

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 1112 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:41 am
Powered by Dreamwidth Studios